Среда, 22 мая 2019 г.
  • EUR: 20.02
  • USD: 17.96
  • RUB: 0.28
  • UAH: 0.69
Кишинев: 15/13 ° Завтра: 19/17 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


C молчаливого согласия. Власти Молдовы поощряют пропаганду ненависти

13:17 2019-05-05

Класс!



Скоро год, как Кишинев сотрясли публичные призывы к расправе, а осуждаемый во всем мире "язык ненависти" стал официальным языком молдавской власти в лице нежно покрываемым ею так называемым политиком Иланом Шором.

Такое впечатление, что этому случаю больше внимания уделили за пределами Молдовы, он даже не остался без внимания в Ежегодном Докладе Госдепартамента США по правам человека. В то же время, как-то совершенно незаслуженно без внимания остались действия системы так называемых правоохранительных органов Молдовы, чьи действия всегда считаются определяющими при оценках демократического развития государства.

А поскольку прокурор и суд, выгораживая угрожавшего расправой журналистам и оппонентам Шора, сослались на положения Закона "О свободе выражения мнения", полагаю, что сам Бог велел этой статье выйти именно во Всемирный день свободы прессы.

Несомненно, материалы этого так называемого следствия являются уликой против власти, имитировавшей следствие. Более того, есть все основания считать, что все сказанное в июле прошлого года Шором было им просто озвучено. Нисколько не умаляя его вины, я уверен, что парень был просто "на задании", а автором всех озвученных им угроз был тот, кто прогарантировал Шору абсолютную неприкосновенность со стороны так называемых органов правопорядка. Ведь, шутка ли, вследствие его действий был заведен уголовный процесс, а персонажа даже не побеспокоили для дачи не то, что показаний, а хотя бы объяснений! Есть ли у кого-нибудь хоть капля сомнений, что в нынешних условиях человеком, который способен обеспечить в Молдове такой уровень защиты и безнаказанности может быть только тот, кто полностью контролирует МВД, Прокуратуру, судебную систему. Есть у кого-то сомнения, что этим человеком является Владимир Плахотнюк?

Так называемые "июльские тезисы" Шора еще на памяти тех, кто внимательно следит за происходящим в молдавской политике. Все же, не мешает вкратце напомнить о том, что же произошло 20 июля 2018 года в самом центре Кишинева на "митинге", организованном осужденным за банковские преступления Иланом Шором, а также спустя некоторое время после этого "митинга".

Именно тогда Шор организовал в Кишиневе более похожее на шабаш мероприятие, в ходе которого он особо не выбирал выражений, называя своих политических оппонентов из партий "Платформа DA" Андрея Нэстасе и PAS Майи Санду "паскуды", "негодяи", "сволочи", "подонки", пообещав "уничтожить их" и "загнать под плинтус". Кроме того, этот же, фактически, уголовник угрожал расправой и неугодным журналистам из телеканалов JurnalTV и TV8.

В течение следующих дней последовали публичные обращения ряда неправительственных организаций, Омбудсмена к властям с требованием принять меры в отношении внезапно разбушевавшегося Шора, прикрывающегося титулатурой "политик".

23 июля даже Генеральная прокуратура публично объявила о том, что отреагировала на произошедшее. 25 июля прокурор Кишинева Штефан Шаптефраць был вынужден заявить, что прокуратура по собственной инициативе отреагировала в связи с имевшими место публичными призывами к насилию и расправе.

Инцидент вышел и за пределы Молдовы. Свое резкое заявление распространил Офис Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раад аль Хусейна, осудив "явное использование языка ненависти и призыв к насилию со стороны мэра Оргеева Илана Шора в отношении журналистов и политических оппонентов".

Это краткое перечисление фактов необходимо для того, чтобы понять дальнейшую логику действий властей.

С точки зрения процедуры, в прокуратуре оказалось единственное поданное заявление с требованием привлечения к ответственности Шора за публичные призывы к насилию и угрозы расправы, подписанное автором этих строк.

Спустя полтора месяца, 3 сентября, прокуратура благополучно отказывает в возбуждении уголовного преследования в отношении Шора, поскольку предпринятые Иланом Шором "деяния не рассматриваются уголовным законодательством, как преступление". Этот поражающий своим цинизмом вывод принадлежит формально прокурору Кишиневской прокуратуры Иону Шликарю и полностью разделяется руководством прокуратуры, о чем имеются официальные письменные уведомления.

У меня, как гражданина, не было особых вопросов к Шору, чьи действия я считаю исключительно преступными. У меня, как гражданина, были резонные вопросы относительно преступного бездействия государства в лице сотен чиновников, наделенных вполне определенными в подобных случаях полномочиями. Здесь речь о полицейских, прокурорах, сотрудниках примарии Кишинева. Уверен, что не одна тысяча молдавских граждан должна серьезно обеспокоиться о перспективах безопасности своих семей, когда прокуроры и полицейские не видят ничего противозаконного в таком публичном призыве неких политиканов-политиков, как например: "Запомните, мы вас будем ждать везде: у дома, в темных переулках…". И в данном случае совершенно не важно, что эта угроза либо также публично озвученная угроза "вешать на Арке" относилась не к вам лично. Принципиальное значение в том, что сегодня подобное МОЖНО говорить публично, в центре столицы, в окружении сотен полицейских, видящих свою роль исключительно в охране неприкосновенности того, кто это озвучивает.

Автору этих строк пришлось изрядно попотеть, требуя соблюдения своего законного права на ознакомление с материалами дела, мною же инициированного. Защищая свои "аргументы" по недопущению привлечения Шора к ответственности за откровенные призывы к физической расправе, Кишиневская прокуратура изобрела целый инструментарий лишь для того, чтобы не позволить ознакомиться с материалами следствия. Лишь в марте 2019 года, после ряда нехитрых, но вполне законных манипуляций, все же удалось увидеть эти самые материалы "объективного и беспристрастного расследования".

Первое, что бросилось в глаза - это отсутствие не только самих показаний Шора, которые в обязательном порядке должны были быть получены прокурором. Шора даже не пригласили в прокуратуру для дачи показаний, либо объяснений. В деле оказались показания всего трех лиц: самого истца, представителя полиции (зам. главы Национального инспектората полиции Сергей Борода) и ответственного за проведение массовых мероприятий в Примарии Кишинева Василия Паскаря.

Оба чиновника не узрели абсолютно ничего предосудительного в высказываниях Шора и цинично оперировали положениями Закона №26 "О собраниях" несмотря на то, что именно этот закон предписывает, как полиции, так и Примарии, немедленное прекращение манифестации в случае призывов к насилию и розни. Полицейский вообще заявил, что "нарушений закона не было установлено", а "манифестация прошла мирно".

Чтобы понять масштаб цинизма властей, обратим внимание на численность полицейских, сопровождавших манифестацию Шора по всему пути следования: 516 сотрудников полиции, из которых 170 - сотрудники спецподразделения Fulger. И никто из них не услышал призывов к насилию, расправе и даже обещаний "вешать на Арке".

В деле не оказалось никаких "самовозбуждений и реакций" со стороны прокурора Кишинева Шаптефраць. Потому что этот с позволения сказать прокурор просто соврал обществу о своей реакции. Не было в деле и никаких "обращений в прокуратуру" Народного адвоката. Видимо, по той причине, что письмо этого самого адвоката не носило никаких процедурных обязательств.

Ну и, прежде чем перейти к выводам, конечно, нельзя обойти вниманием умозаключения прокурора Шликаря по поводу данных Шором обещаний "вешать на Арке", "давить, как последних мышей", "душить", "ждать везде: у дома, в темных переулках".

Чтобы не быть обвиненным в предвзятости, просто процитирую выводы прокурора, отказавшего в преследовании Шора: "Орган уголовного преследования пришел к выводу, что выступление Илана Шора 20.07.2018 г. не преследовало устрашения граждан, нарушения их законных прав и интересов, а также угроз физической расправой и пытками, а более выражалось в качестве "политического ультиматума", адресованного политическим оппонентам, как результат деятельности в социальной сфере проектов по организации социальных магазинов, будучи в то же время и правом, гарантированным Конституцией и Законом №64 от 23.04.2010 г. О свободе выражения мнения". Конец цитаты. Вот так, безапелляционно, безнравственно и безграмотно.

И чтобы уж совсем ни у кого не оставалось сомнений в миролюбивости Шора, обещавшего "вешать на Арке", прокурор напоминает, что "в завершении протеста он даже принес искренние слова благодарности органам полиции за обеспечение общественного порядка во время манифестации".

Круг же замкнулся в суде. В том самом суде, который многие в Молдове, да и за ее пределами продолжают считать "юстицией". Не подумайте, не было ни капли уверенности в "справедливом рассмотрении в юстиции". В суд мы пошли только "для чистоты эксперимента", а судья Виктор Санду, полностью вставший на сторону Шора, прокурора и, соответственно, полиции, примарии Кишинева, просто не дал поводов заподозрить правящий режим в непричастности к преступной выходке Шора. Стоит ли еще удивляться, что сегодня, спустя уже два месяца после подачи кассационной жалобы, Апелляционный суд Кишинева даже не определил дату заседания по этому делу?

Что же за всем этим скрывается? Преступная беспечность полиции и прокуроров? Откровенно бандитская порука, без которой уголовник от власти Шор не мог бы себе позволить в самом центре Кишинева уголовно наказуемых деяний? Скорее всего, речь идет о более страшном: бандиты во власти приучили общество к терпимости по отношению к ежедневно совершаемым ими преступлениям в области финансов, приватизации общественных благ, в судебной сфере или в сфере управления государством. Страной начинают уже безраздельно править, вселяя страх и безнадежность, не только плахотнюки и шоры, а те самые бороды, паскари, шликари, шаптефраци и санду – тот самый надежный базис, без которого преступный режим Плахотнюка есть ничто.

Александр Петков

гл.редактор агентства OMEGA

P.S. Вполне допускаю, что это дело еще заинтересует моментально отреагировавшие в свое время международные структуры, которые наивно надеялись  на соответствующую реакцию молдавского государства в связи с пропагандой языка ненависти. Поэтому, находящиеся в распоряжении редакции материалы этого дела всегда могут быть им предоставлены в качестве наглядного пособия по правовому беспределу в государстве, являющемся ассоциированным членом Евросоюза.