Пятница, 18 августа 2017 г.
  • EUR: 20.87
  • USD: 17.84
  • RUB: 0.3
  • UAH: 0.7
Кишинев: 22/20 ° Завтра: 26/24 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Молдова – 8 лет нелегитимности

13:54 2017-07-31

Класс!



Ровно восемь лет назад, 29 июля 2009 года, завершилась восьмилетняя «эпоха ПКРМ» в Республике Молдова. И началась эпоха Альянсов имени Плахотнюка. Плохая, печальная годовщина, но хороший повод для того, чтобы сравнить эти два восьмилетних срока.

Ведь и сейчас заканчивается восьмилетняя эпоха. Незадолго до памятной даты произошли два важнейших события. Первое – введение «смешанной» системы выборов парламента, которую Плахотнюк лелеял все последние годы. Второе – так называемая реформа правительства, окончательно и официально утвердившая в Молдове автократию.

Как-то у нас всё в Молдове развивается «восьмилетками». Восьмилетка 1985-93, в которые уместились перестройка, установление независимости, гражданский разлад и война в Приднестровье. Та эпоха завершилась в начале 1993 года, когда «мажоритарный» парламент пережил свой последний кризис и установил новые законы игры. Началась следующая эпоха – эпоха многопартийности. Партии почковались и перетекали друг в друга, создавали кризисы на ровном месте, а государство чередовало периоды почти безболезненной стагнации с резкими провалами.

Было, правда, в ту эпоху первоначального накопления политического капитала и кое-что позитивное. При всех своих минусах, политические игроки соблюдали хоть какие-то правила игры. Накосячившие – уходили из политики, устаревшие – примыкали к молодым, а потенциальные проигравшие думали, как бы им выиграть в следующий раз, а не как «отфальсифицировать» власть у потенциальных победителей. Всего этого мы в последние восемь лет не видели.

Коммунисты пришли к власти в Молдове в начале 2001 года – снова ровно через восемь лет после начала предыдущей эпохи. И, вопреки всем прогнозам, ознаменовали новую восьмилетнюю эпоху. Которая и завершилась 29 июля 2009 года. Дальше, как сказано выше, была эпоха Альянсов – она же эпоха войны Плахотнюка против народа и государства. Кончилось всё теперь – полной и безоговорочной победой. Естественно, победой Плахотнюка.

По большому счёту, всех, кто рулил Молдовой последние восемь лет, можно прижать к стенке всего одной фразой: «Этого не было при коммунистах!». Да, подойти, ткнуть мордой в лужицу, и гаркнуть: «Кто это сделал, а? Что это такое, а? Этого не было при коммунистах! И этого не было при коммунистах! Этого, и вот этого, и вон того не было при коммунистах! Да всего, за что вы ругали коммунистов, в сравнении с вами просто не было при коммунистах!»

И, нет, я не буду сейчас наводить скуку ссылками на экономические показатели, выкладки Молдстата и иностранных институтов. Это уже сделано до меня множеством специалистов. Я просто скажу, что для меня означает «эпоха коммунистов», ибо кому верить больше, чем собственным ощущениям?

Так вот, в конце 90-х в моей семье было пять человек, из которых зарабатывали трое. В середине 2000-х осталось в живых трое, из которых двое были на иждивении у единственного работающего в семье человека – бюджетницы. И, знаете, жили в большем достатке, чем в 90-е.

90-е... Я помню это отвратительное депрессивное время, когда никто и ниоткуда не ждал хороших новостей. Когда каждый новостной выпуск мы встречали словами капитана Зелёного: «Ну, и что у нас плохого?». Накануне нового 2000 года мой дедушка, пристальнее всех в семье следивший за происходящим в стране, услышав тост «Только бы зиму пережить», коротко бросил: «Не хочу я переживать следующую зиму!» - и таки накаркал.

А мы, молодые, когда после дворовых игр говорили о будущем, планировали только кто куда свалит. Кем работать в Молдове? Бомжом! И, тем не менее, очень многие мои ровесники остались. И начали планировать, как продолжать жизнь в Молдове. Время настало другое. Не сказать, что совсем лёгкое да вольготное. Но хоть какому-то оптимизму мы научились. Мы даже стали уважать своё государство и злиться на тех, кто его ругает.

В 2007-09 годах я начал зарабатывать какие-никакие деньги. Носил статьи в газеты, верстал материалы неправительственных организаций, подрабатывал в информагентстве. Трудовой книжки ещё не было, но я уже почувствовал себя хорошо – будущее казалось вполне сложившимся.

Четыре года спустя я стал зарабатывать раза в три больше. Не потому, что государство создало мне условия – просто сам стал старше, приобрёл опыт, научился давать много материалов в разные издания и в разных стилях. Это же нормально, что человек в 26 лет зарабатывает больше, чем в 20, правда? Но вот то, что зависело от государства… ощущения складывались такие, будто я не в три раза состоятельнее стал, а в три раза беднее!

Такие вот у меня простые эмпирические  ощущения об эпохах «до коммунистов», «при коммунистах» и «Молдова без коммунистов». Именно поэтому я никогда не войду в число ярых критиков Владимира Воронина.

Да, события 7.06.2014 и 18.02.2015 стали для меня чем-то более ужасным, чем сбывшийся ночной кошмар. И вряд ли я когда-то про это забуду. Но не забуду и про период 2001-09, про людей, которые подарили целой стране надежду. Боюсь, из тех, кто принимал решение в тот период, благодарности заслуживают от силы процентов двадцать – остальные просто «фигурировали» (в лучшем случае) либо сознательно ставили палки в колёса (в худшем). Но о тех, кто внёс настоящий вклад в развитие нашей родной страны – и о многоопытных ветеранах, и о функционерах нового поколения, привносивших нечто кардинально новое – забывать нельзя.

Ну, давайте, задайте мне уже этот вертящийся на языке вопрос: «Почему же коммунисты проиграли выборы, если всё было так идеально?». Естественно, идеально не было, и за восемь лет вопросов у Его величества избирателя не могло не накопиться. Но, пожалуй, я отвечу несколько иначе, чем ответил в ходе своей замечательной лекции Юрий Викторович Мунтян. Он – блестящий экономист, и ответил так, как подобает политэкономисту. Я же, помимо политических партий и их взаимного с обществом влияния, ни в чём не смыслю. Потому отвечу, как подобает самопровозглашённому политологу.

Итак, мой ответ: 29 июля 2009 года народ Республики Молдова против власти коммунистов НЕ ПРОГОЛОСОВАЛ.

А вот так!

29 июля 2009 года народ проголосовал за сохранение уже выбранного и восемь лет продвигаемого курса развития страны. Только при условии, что будут ещё изменения. Пусть коммунисты и дальше будут у власти, но пусть будут с кем-то в коалиции, чтобы всё лучше контролировалось. Пусть будет та же стабильность, только косяков поменьше, а ответственности побольше.

 

Народ, в массе своей, не боготворил правящую партию и не ненавидел её. Было спокойное уважение и спокойная же критика. Так рабочий уважительно отзывается о директоре развивающегося завода, одновременно не забывая подшутить над ним в курилке, или в сердцах обругать, если конкретное решение не по нраву.

«Молодец Воронин, но я проголосую за Филата, пусть тоже попробует!», - говорили одни избиратели. «Терпеть не могу коммунистов, но проголосую за них – хоть точно умеют работать, а в мире кризис!», - говорили другие.

Именно поэтому ПКРМ и ДПМ (а ведь о Плахотнюке тогда мало кто слышал) тогда получили совместное и весьма комфортное большинство. Народ проголосовал не против коммунистов, а за саму идею сменяемости. За идею политической ответственности. И недаром все опросы тогда показывали, что в обществе максимально популярна именно идея двухпартийной власти.

Присоединение ДПМ к Альянсу «За европейскую интеграцию» стало началом восьмилетней эпохи нелегитимности. Плахотнюк начал с того, что продвинул решение, не обладавшее никакой народной поддержкой. С этого всё начиналось.

К слову, уже спустя пару лет опросы будут показывать совсем иные настроения. Популярной снова станет идея однопартийной власти. И ведь не сказать, чтобы Плахотнюк эту идею, по итогу, не реализовал. За одним «маленьким» отклонением – вся власть в руках партии, которой народ власть ни фига не доверял. Как в том анекдоте про джинна-буквалиста, подарившего топор человеку, мучавшемуся от головной боли.

А тогда, в 2009 году, всё только начиналось. Следом за общественной нелегитимностью политических институтов пришла и юридическая нелегитимность. Это проявилось уже в тот момент, как свежесогнанный альянс избирал своего спикера – Михая Гимпу. Коммунисты тогда запросили переноса заседания по причине того, что ими не было проведено учредительное заседание фракции. Да, они тянули время. Но закон был на их стороне. И, тем не менее, оставшиеся депутаты провели избрание спикера в обход регламента, а Конституционный суд это решение утвердил.

«Какая разница, сейчас, или двумя неделями позже?», - думал я тогда. Наивный юный глупец! Как двухнедельный запой начинается с неправильно организованного утреннего опохмела, так и уничтожение судебных институтов началось с этого небольшой партейки в поддавки с новой властью. Вскоре судьям придётся уже помогать альянсу оттягивать досрочные выборы в обход Конституции, пока правящие партии мордовали примаров и перелопачивали местные отделения государственных служб, обжираясь админресурсом. И вот, государство захвачено. И вот уже судей, которые осмеливаются настаивать на соблюдении закона, могут сносить до истечения мандата. И уже на место тех, кто «подыгрывал», приходят прямые ставленники тех, кому они подыгрывали. И они уже вовсю изощряются в своей лояльности, ведь, как сказал бы персонаж культового инди-комикса «Transmetropolitan» - либо вы подотрётесь Конституцией, либо мы подотрёмся вашими мантиями.

Восьмилетняя «эпоха ПКРМ» делится на два отрезка. Первые четыре года – первый мандат и конституционное большинство – и второй, с меньшим парламентским представительством, зато с правом называться партией, работу которой народ уже оценил положительно. Так и последние восемь лет делятся на два этапа – времени Альянса «За европейскую интеграцию» и времени коалиций имени Плахотнюка, когда он ещё вынужден был терпеть «союзников», но уже явно главенствовал над ними.

Переход между «полуэпохами» был осуществлён в начале 2012 года. Тогда Плахотнюку удалось провернуть два своих главных прожекта. Первый – захват большинства в Координационном совете по телевидению и радио, который «консумировали» через закрытие оппозиционного телеканала NIT. Второй – назначение на пост нелегитимного президента пресловутого Николае Тимофти, которого «протестировал» не менее пресловутый Додон.

Дальше всё пойдёт полным ходом… Нелегитимный президент, нелегитимное правительство, нелегитимные суды, нелегитимные выборы… Даже местные власти, избитые и поставленные на колени, зачастую утратят легитимность. Восемь лет борьбы с легитимностью.

И четыре года борьбы Плахотнюка за единоличное царствование. Один за другим были слиты Филат, Лупу, Гимпу – все, кто ассоциировался с этой эпохой. На их места будут выдвинуты уже не те, кто «наработал» политическую узнаваемость сам по себе (а ведь и послушный Лупу стал популярным политиком не усилиями Плахотнюка, не забываем), а те, кто считает себя Плахотнюку всем обязанным. Кто не будет напоминать о том, что и до Плахотнюка в Молдове существовала политика.

Новым Филатом станет Павел Филип. Новым Лупу – Адриан Канду. А новым Гимпу – Додон (последний всем обязан не Плахотнюку вовсе, но попробуйте-ка их обоих в этом убедить!). Все они очень похожи на своих предшественников, такие же хамовитые и пафосные. Зато менее твёрдые, более гибкие – не только не рвутся, но и не ломаются.

Снова и снова сравнивая «Молдову при коммунистах» с «Молдовой после коммунистов», поражаюсь, как мы считали само собой разумеющимся то, что теперь выглядит фантастикой.

Та же самая индексация пенсий. Твёрдая индексация дважды в год – и мы ещё вполне справедливо ворчали на недостаточные меры по борьбе с инфляцией. Сейчас индексируют дай Бог, чтоб раз в год, и дай Бог, чтоб хоть в половину от «коммунистических» повышений.

Зато всякий раз мелкое повышение выдаётся на телеканалах как величайшее достижение со времён изобретения перегонного куба. Зато перед согнанными в поддержку «микста» бюджетниками выступает Валентина «узнали меня?» Булига. Та самая, которая учила оставшихся без пособий рожениц стирать пелёнки. Это до какой же гадости надо было дойти, чтобы отправить выступать перед бюджетниками именно ту, от кого они сильнее всех пострадали, пока её сынулька с лицом явно не физика-ядерщика жировал на синекуре…

Или та самая ответственность… вы помните, что в первый же год пребывания у власти коммунисты «снесли» с постов министра экономики, посла в США и главного таможенника страны – стоило этим троим «включиться» в схему по контрабанде металлолома? Что-то подобное было последние восемь лет?

Одному министру при Воронине стоило кресла только заикнуться о возможности продать столичный аэропорт. А «антикоммунисты» спокойно сдают его в концессию на до хрена лет и никто за это не отвечает.

Случайная смерть на полигоне – и министр обороны отправляется в отставку. Так было при коммунистах. Теперь же министр может перед всем парламентом сказать про восемь (!) смертей в рядах Национальной армии, что это «только повод работать ЕЩЁ лучше». И в отставку он отправится только в том случае, если его отзовёт выдвинувшая партия.

Да, а представляете себе, что при «альянсе Плахотнюка» премьер-министр уходит в отставку из-за того, что попытался провернуть поставки газа через иностранного посредника? Да ещё и задолго до того, как журналисты об этой несостоявшейся схеме хотя бы догадываться начали? В наше время такого премьера ещё бы и поощрили, выдали бы пару экзотических красавиц без очереди в отеле «Codru».

Теперь министры могут пасть только в том случае, когда их хозяину светят проблемы из-за бугра. И не по факту конкретного скандала, а потому, что кому-то из них не повезло больше, нежели остальным. Всякий раз, когда офицеры плахотнюковской «антикоррупции» приближаются к очередному правительственному зданию, в штанишки приспускают все его обитатели, от министра до клерка. Потому что на всех есть компромат. И потому что никто не знает, какого калибра муха покусала Главного.

Нет, нисколько не жалко коррупционеров, которых пожирает их же система. Но какое это отношение имеет к верховенству права и к той самой легитимности, о которой мы вспоминаем с ностальгией? Ведь мы же не считаем государственным правосудием убийство гангстера членами его банды в голливудских фильмах…

Итак, сегодня мы вспоминаем окончание восьмилетней «эпохи коммунистов». И вживую переживаем окончание восьмилетней «эпохи Плахотнюка и остальных». Вступаем в начало «эпохи одного Плахотнюка». Тоже, наверное, восьмилетней.

Или, всё-таки, нет???

С грустной улыбкой, Олег Тимошенко

Источник: newsmd.md