Понедельник, 20 ноября 2017 г.
  • EUR: 20.78
  • USD: 17.62
  • RUB: 0.3
  • UAH: 0.67
Кишинев: 7/5 ° Завтра: 1/-1 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Король пал, но партия не окончена

17:07 2017-05-30

Класс!



26 мая в возрасте 89 лет умер Збигнев Бжезинский. Его имя не нуждается в представлении тем, кто хоть немного разбирается в вопросах международной политики. И уж точно оно не может не вызвать бурных дискуссий хотя бы исходя из когда-то занимаемой им высокой должности и веса в науке и практике международных отношений.

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно… Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчиненной, Россия автоматически превращается в империю», - эти слова, написанные Бжезинским в его культовой книге «Великая шахматная доска» (1997 г.), стали практически крылатыми, ибо послужили, с одной стороны, руководством к действию для американских политиков, а с другой стороны, универсальным объяснением для политиков российских, которые отныне могли легко списать любые внешнеполитические неудачи на «происки этого русофоба».

К слову, русофоб – одна из самых распространенных характеристик советника президента Картера по национальной безопасности (1977-1981 гг.). Мол, «что взять с этого поляка, который с молоком матери впитал ненависть к России». Характерно, что неформальный шеф американской дипломатии (говорят, у него был серьезный конфликт с настоящим шефом Госдепа Сайрусом Вэнсом) не только не отрицал свою роль во ввязывании СССР в афганскую войну, но и гордился этим. И интересно, что пан Бжезинский никогда не пытался опровергнуть нелюбовь к Москве, но объяснял это поначалу идеологическими соображениями в годы «холодной войны», а затем – «новым экспансионизмом» РФ после распада СССР.

«Большой риск заключается в том, что Россией управляет иррациональный лидер с манией величия. Это волнует многих россиян. Предположим, что Путину удастся навсегда отделить Крым от Украины: он получит Крым, но потеряет Украину на многие десятилетия, потому что вызовет мощную националистическую реакцию против Москвы! Украинцы определяют свою идентичность через свою землю. Путин совершает чудовищную ошибку», - сказал «гуру» в интервью французской газете Le Figaro в марте 2014 года, причем на момент, когда Крым еще не перешел под контроль России. Я посему думаю, что Бжезинский был более чем прав, - спустя три года мы видим беспрецедентную радикализацию, и вот уже Киев всерьез рассматривает возможность полного прекращения железнодорожного сообщения с Россией.

Збигнев Бжезинский всегда был раздражителем для Москвы, особенно для той части политического истеблишмента, которую принято называть «ура-патриотами». Впрочем, критикуя внешнеполитический курс Владимира Путина, «патриарх» призывал Запад не перегнуть палку в давлении на Россию, чтобы не спровоцировать новый военный конфликт. Кстати, в этом вопросе взгляды Бжезинского были достаточно близки взглядам другого американского аксакала – Генри Киссинджера, которого в Москве подчеркнуто уважают и очередной приезд которого к Путину – событие международного масштаба и именины сердца для конспирологов. 27 мая Киссинджеру исполнилось 94 года.

Кстати, формальный партийный и методологический антагонизм Бжезинского и Киссинджера (первый – демократ, второй – республиканец; первый – радикальный либеральный интервенционист, второй – умеренный прагматик и реалист) является таковым лишь при поверхностном рассмотрении. На самом деле, оба патриарха – это всего лишь две стороны одной монеты под названием «стратегия глобального лидерства США». Киссинджер наладил отношения с Китаем, и его дело продолжил Бжезинский. Киссинджер организовал исторический визит Никсона в СССР, после чего наступил пик «разрядки», и его дело продолжил Бжезинский, продавив подписание Договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), но война в Афганистане положила конец разрядке и вывела «польского русофоба» на авансцену антисоветской политики США.

После поражения Картера на президентских выборах 1980 года Збигнев Бжезинский занялся научной деятельностью (правильнее сказать – вернулся к ней), но не выпал из поля практической политики. Он всегда был в «обойме» крупнейших экспертов, к которым традиционно прислушиваются американские политики, дипломаты и спецслужбы. Так, он входил в консультативный совет по разведке при президенте Рейгане, был неофициальным советником Билла Клинтона и лоббировал расширение НАТО на Восток, а потом стал неформальным консультантом Барака Обамы.

Не могу не процитировать последнее интервью, данное Бжезинским российской прессе. 28 марта, в свой последний день рождения, «гуру» побеседовал с корреспондентом «Газеты» и в, частности, отметил, что для США Китай гораздо важнее, чем Россия. «Если Америка и Китай будут сотрудничать, у России нет абсолютно никакого выбора, кроме как присоединиться к двум странам. В первую очередь это было бы в интересах Америки. Но это также будет выгодно и для России в долгосрочной перспективе», - сказал пан Бжезинский.

Он также выразил сомнения в долговечности Евразийского экономического союза, «особенно если за это время его лидерский состав изменит свое мировоззрение». «К тому же ЕАЭС станет ненужным по мере нормализации отношений России с западной частью Европы, а также признанием российскими властями того факта, что страна в конечном счете является европейским, а не евразийским государством», - добавил бывший советник Картера.

Он «прошелся» по Дональду Трампу, которого назвал «отсутствующим президентом». Как считает Бжезинский, Трамп должен действовать как президент, а не как политический шоумен. «Совокупный ущерб американской внешней политике и ее положению в связи с этим фактором уже начинает ощущаться. Это, в свою очередь, питает некоторые нереалистичные надежды со стороны американских конкурентов. На ум сразу приходит Россия, но, возможно, скоро за ней последует и Китай. И я думаю, что все заинтересованные стороны должны принять во внимание такие риски», - добавил собеседник «Газеты».

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев считает, что появление «университетских профессоров» в дипломатии – это, в общем-то, привычное дело для США, но зачастую дает противоречивые результаты. Так, эксперт приводит примеры «узколобых и идеологически мотивированных действий» Мадлен Олбрайт, Кондолизы Райс, Сьюзан Райс и т.д.

«Но были в новейшей американской истории и два случая, когда «академики» вписали свои имена в летопись внешнеполитических побед своей страны. Это Генри Киссинджер… и… Збигнев Бжезинский. Оба представляют противоположные концепции внешней политики – реалистическую и агрессивно либеральную», - написал Бордачев на сайте «Ленты». Он объясняет это остротой и высоким уровнем (в том числе интеллектуальным) соперничества в «холодной войне», когда США не могли единолично вершить судьбы мира, опираясь на военную силу.

«Бжезинского больше нет. Для России уход со сцены тех американцев, которые… выиграли холодную войну, - это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что государство, высшие должностные лица которого называют Россию врагом, теряет свои интеллектуальные ресурсы… Но негативные последствия того, что влияющих на власть интеллектуалов в Америке становится меньше, Россия все-таки ощутит. Важнейшее умение по-настоящему умных людей — способность критически взглянуть на себя и переосмыслить свои собственные идеи. Сейчас, увы, есть все основания считать, что в будущем нам придется иметь дело с куда менее продвинутыми партнерами, в распоряжении которых все равно останется самая могущественная военная машина и равный российскому ядерный потенциал», - резюмирует Бордачев.

Трудно не согласиться с российским коллегой. Можно сколько угодно клеймить Бжезинского за русофобию и пособничество в развале СССР, но нельзя забывать, что господин советник был живым свидетелем «холодной войны», всех ее закулисных интриг, подводных камней и опасных поворотов. А потом он всегда видел границы дозволенного, не призывал к нарушению «красных линий». Даже после начала украинского кризиса – подлинного подарка всем американским ястребам – и Киссинджер, и Бжезинский призывали соблюдать меру. Причем последний, не переставая жестко критиковать Путина, убеждал руководство США не доводить дело до прямой конфронтации.

Нынешнее поколение американских дипломатов и политиков всё реже обращается к мнению «патриархов» - например, тот же Трамп перед выборами дважды беседовал с Киссинджером и поблагодарил его за рекомендации, но подчеркнул, что руководствоваться будет исключительно собственными позициями. Однако я очень сильно сомневаюсь в том, что через 30-40 лет в учебниках по международным отношениям и геополитике будут так часто вспоминать имена Кондолизы Райс, Виктории Нуланд, Пола Вулфовеца, Строуба Тэлботта или Саманты Пауэр. Всё-таки сочетание сильной академической базы и природного рационального ума – нечастое явление в высоких кабинетах. Бжезинский умер, но большая геополитическая игра продолжается.

Эрнест Варданян

Источник: ”Europa Liberă