Воскресенье, 24 сентября 2017 г.
  • EUR: 21
  • USD: 17.64
  • RUB: 0.3
  • UAH: 0.67
Кишинев: 21/19 ° Завтра: 16/14 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Как Шор ”одолжил” Платону 869 млн леев по устной договоренности

13:11 2017-05-03

Класс!



869 млн леев, фигурирующие в деле Вячеслава Платона как ущерб, нанесенный им Banca de Economii (BEM), были «одолжены» осужденному на 18 лет бизнесмену Иланом Шором на основе устной договоренности. Это следует из показаний Шора, который рассказал, что будучи главой BEM, убедил админсовет банка выдать собственным компаниям многомиллионные кредиты по просьбе Платона. Илан Шор утверждает, что сделал это под давлением экс-премьера Филата и без заключения каких-либо гарантийных или контрактных обязательств. Платон уверяет, что компании, которым переводились деньги, принадлежат самому Шору.

15 мая суд сектора Буюканы опубликует мотивировочную часть решения по делу Вячеслава Платона. 20 апреля бизнесмена признали виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег и приговорили к 18 годам лишения свободы. Суд также запретил Платону работать в банковском секторе в течение пяти лет и вынес решение о возмещении им ущерба в пользу Banca de Economii на сумму 869 млн леев.

По версии следствия, ряд компаний, которые Вячеслав Платон контролировал через «своих людей», получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашались за счет средств, выведенных из Banca de Economii. Все заседания по «делу Платона» проходили в закрытом режиме, подсудимого ограничивали в общении с журналистами, а прессу пустили лишь на оглашение приговора.

В распоряжении NM оказалась стенограмма допроса мэра Оргеева Илана Шора на судебном заседании 22 февраля 2017 года. Он был допрошен в качестве свидетеля по «делу Платона».

Шор сообщил, что знаком с Вячеславом Платоном около восьми лет и находился с ним в приятельских отношениях. События, о которых идет речь, по словам Шора, начались в 2014 году, когда он был председателем админсовета Banca de Economii (BEM). «[Экс-премьер Владимир] Филат обратился ко мне с просьбой о выдаче кредита в сумме $180 млн», — рассказал Шор.

На тот момент, по его словам, BEM находился в достаточно сложной ситуации. «Я объяснил ему ситуацию, что это [выдача кредита] и технически, и практически невозможно. Он, то есть Филат, обратился ко мне с просьбой встретиться с Платоном, для того чтобы Вячеслав дал мне возможную схему для реализации выдачи данного кредита. Через два дня после этого мне позвонил Платон с просьбой о встрече по данному вопросу», — сказал мэр Оргеева.

В ноябре того же года, продолжил Шор, к нему обратился российский бизнесмен Сергей Лобанов* с просьбой о проведении переговоров с Платоном о покупке акций Victoriabank. «Был общеизвестный факт, что он [Платон] являлся владельцем этого банка», — уточнил он.

В ходе переговоров, по словам Шора, выяснилось, что компании Платона имеют в этом банке кредиты на общую сумму в $40 млн. «Лобанов отказался покупать эти акции до момента погашения кредитов, так как залог кредитов был, по его мнению, недостаточным», — рассказал он.

После этого, утверждает Шор, Платон обратился к нему с просьбой одолжить ему эту сумму [$40 млн] — «до момента когда он получит полный расчет за акции банка, с которого он сможет расчитаться». «Он обратился ко мне в рамках просьбы Филата о $180 млн — чтобы из 180 млн 40 [млн] пошло на закрытие данных кредитов», — сказал мэр Оргеева.

Он, по собственному признанию, был «вынужден согласиться» на это по нескольким причинам. Во-первых, говорит Шор, на него оказывалось давление со стороны Филата. Во-вторых, — потребность BEM во внешней помощи, которая, по его словам, могла быть оказана со стороны Victoriabank после приобретения акций Лобановым.

Третья причина, по словам Шора, состояла в том, что Платон обещал дополнительные «непроцентные» доходы, которые в тот момент были нужны BEM. И наконец четвертой причиной стало то, что они с Платоном «знакомы много лет, совершали много сделок, и все предыдущие сделки были закрыты, и претензий друг другу у нас не было».

Операция кредитования в BEM и закрытия «кредитов Вячеслава» в Victoriabank, по словам Шора, осуществлялась так: «Вячеслав обратился ко мне, чтобы данные деньги были выданы на мои компании, которые через ряд офшорных компаний, придут на закрытие его кредитов в Victoriabank. После завершения данной операции деньги возвращены не были».

В ходе сделки, утверждает Шор, деньги проводились через компании, реквизиты которых были переданы ему «представителем господина Платона в лице Стеллы Пахоми»*. Речь идет о компании Zenit Management и еще одной компании, названия которой Шор не помнит (вероятно, речь об Ancor Gateway Sistem, упоминавшейся в ранних показаниях Шора ― NM).

Кредиты, по его словам, были прогарантированы депозитами нескольких российских банков, которые впоследствии были отозваны после ввода специального управления в BEM.

— Короче говоря, ваша компания возместила долг компании Платона? — спросил судья Виктор Бойко.
— Да, мы сделали цессию долга. И он [Платон] объяснил это тем, что эта операция технически ускорит возврат денег, — ответил Шор.
— То есть, после этого он собирался уже вам возмещать? — уточнил судья.
— Банку, не мне. Это не мои деньги.

Средства, по его словам, должны были быть возвращены «так же как и пришли ― перечислением на те же компании, которые получили кредиты в BEM». Но деньги не вернулись.

Отвечая на вопросы адвокатов Вячеслава Платона, Шор признал, что не заключал с Платоном никаких кредитных договоров по данной сделке, и все основывалось на устной договоренности.

— Значит кроме разговоров, встречи у вас ничего с Платоном не было? — поинтересовался адвокат Эдуард Руденко.
— Да, но так как эти компании принадлежали ему, и я об этом знал... Так как по многим другим сделкам у нас были вербальные договоренности, так как мы работали не первый год, — пояснил Шор.
— [...]
— А часто ваш банк практикует давать кредиты в таких суммах без заключения договоров? — спросил также Руденко.
— Нет, но я объяснил, что это было в рамках ситуации, [когда] Филат давил на меня, — пояснил Шор.
— На кого были заключены эти кредиты? — продолжил Руденко.
— Где, в BEM?
— Эти кредиты в миллионы долларов. 
— Они были оформлены на молдавские компании, контролируемые мной. 
— [...]
— Кто принял решения о выдаче кредитов персонально? — спросил адвокат.
— Персонально я. Как я писал в своих показаниях, я уговорил совет банка, объяснил позицию и мотивацию, и мне пришлось это делать. 
— [...]
— Вы сказали, что вы убедили комитет по кредитованию [BEM]. Каким образом вы это сделали при том, что он не обеспечивал [залогом]? — поинтересовался другой адвокат Василе Рыхля. 
— Объяснил всеми теми аргументами, которые я уже сказал в самом начале.
— Вы им сказали, что было и давление Филата?
— В том числе, да.
— Скажите, пожалуйста, господин Шор, почему тогда не обратились к правоохранительным органам, сказать, что вот, меня душат?
— Тогда я считал для себя это опасным, это первое. Опасно и с экономической точки зрения, и с физической.

Шор затруднился ответить на вопросы адвокатов Платона о компаниях, участвовавших в схеме перевода средств, сославшись на то, что их было много, и он не помнит их названий, однако называл их в ходе дачи показаний в июле 2016 года. Информация о том, что фирмы, которым переводились деньги, принадлежат Платону, по его словам, основывается на том, что об этом говорил ему сам Платон.

В протоколе допроса Илана Шора от 22 июля 2016 года, на основании которого был объявлен в розыск и впоследствии задержан Платон, и который был позже опубликован изданием Omega, мэр Оргеева более подробно описал схему перевода средств.

Примечательно, что тогда он говорил, что реквизиты компании Zenit Management LP, которой переводились взятые в кредит в BEM средства, сообщил ему лично Платон — «не помню как именно, возможно через Viber». Имя Стеллы Пахоми в протоколе не упоминается.

Шор тогда также сказал, что компанией Zenit Management LP, насколько ему известно, управлял Ион Русу* в интересах Владимира Филата. «Могу лишь предположить, что одним из управляющих также был Вячеслав Платон», — отметил он в своих показаниях.

Сам Вячеслав Платон в одном из своих обращений, переданных через адвокатов, опроверг то, что Zenit Management, которой компании Шора перевели около $40 млн, принадлежит ему.

По словам Платона, именно на этом утверждении основано обвинение, по которому он был осужден на 18 лет. «Прокуратура обвиняет меня в том, что я, якобы, путем обмана Илана Шора, взял в долг 860 млн. леев на его фирмы под залоги денежных средств российских банков. Основанием для этих обвинений служат показания Илана Шора и частично Стеллы Пахоми», — отметил он.

Пахоми, по его словам, в своих показаниях заявила, что Платон «якобы, передавал через нее Шору реквизиты компании Zenit Management Lmd. и Ancor Gateway Sistem». «Именно на эти компании Шор и перечислил деньги общей суммой 860 млн. леев. Но вот прокуратура совместно с Шором утверждают, что компания Zenit Management Lmd. принадлежит мне», — отметил Платон.

В действительности, по его утверждению, фирма Zenit Management принадлежит самому Шору. В подтверждение Платон приводит собранную его адвокатами информацию, согласно которой Zenit Management «была создана в тот же день, теми же учредителями, по тому же адресу, что и Nord LP, и остальные принадлежащие Илану Шору компании».

Кто такой Ион Русу?

Ион Русу является мужем сестры Владимира Филата и одним из ключевых свидетелей по делу экс-премьера. По данным следствия, именно Русу, действуя в интересах Филата, управлял компаниями, участвовавшими в схеме взятия многомиллионых кредитов в BEM, которые впоследствии не были возвращены.

В ноябре 2015 года суд приговорил Русу к пяти годам лишения свободы по делу об отмывании денег из-за непогашения кредитов, полученных в Banca de Economii. Позже Высшая судебная палата смягчила приговор до трех лет и четырех месяцев лишения свободы.

Кто такая Стелла Пахоми?

Стелла Пахоми — глава админсовета страховой компании Moldasig, бывший член админсовета Moldova Agroindbank (MAIB). На финансовом рынке ее считают доверенным лицом Вячеслава Платона.

В конце марта 2016 года Пахоми была задержана в рамках дела двухлетней давности по подозрению «в получении обманным путем акций MAIB, а также в отмывании денег в особо крупных размерах». По данному делу Пахоми грозит до 15 лет тюрьмы. Обвиняемыми по делу также проходит брат Пахоми, директор компании ООО Claims Manager Александру Грумеза.

В ноябре 2016 года, после восьми месяцев предварительного ареста, по решению суда сектора Буюканы Стелла Пахоми была переведена под домашний арест.

Кто такой Сергей Лобанов?

Сергей Лобанов является руководителем группы компаний «Арсенал». В 2015 году, посредством принадлежащего ему кипрского офшора Insidown он приобрел 39,2% акций Victoriabank, которые до тех пор, как считалось, принадлежали Вячеславу Платону. 8 июля 2016 года Лобанов был избран в админсовет банка.

На следующий день после ареста Платона в Киеве, 26 июля 2016 года, сотрудники ФСБ России провели обыски по месту работы Лобанова. Обыски прошли в рамках уголовного дела о контрабанде алкогольной продукции. Лобанов к тому времени покинул территорию России.

Ранее, отметим, NM нашел связь Insidown со структурами лидера Демпартии Молдовы Владимира Плахотнюка.

Источник: newsmaker.md