Четверг, 02 апреля 2020 г.
  • EUR: 20.07
  • USD: 18.34
  • RUB: 0.23
  • UAH: 0.66
Кишинев: -2/0 ° Завтра: 6/4 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Вал Бутнару: Все не то, чем кажется

18:01 2016-07-01

Класс!



На этой неделе, в день, когда был провозглашен приговор по делу Филата, появляется господин Михаил Гофман  - бывший служащий НЦБК, ответственный за предупреждение отмывания денег, и делает ряд разоблачений, связанных с кражей миллиарда. Если рассуждать логически, Гофман не сказал ничего нового из того, что знают все. Деньги были украдены Плахотнюком, Шором, Филатом и Платоном. Плахотнюк находился в тени и "координировал" через "борсетку".

Единственная "взрывная деталь": в 2013 г. премьер Лянкэ распорядился о создании секретной комиссии для расследования подозрительной банковской деятельности того времени. По словам Гофмана, через месяц комиссия выявила весь механизм хищения. Сенсационная часть этого утверждения состоит в том, что спустя некоторое время члены той комиссии, а также те, кто был в курсе ее деятельности, начали совершать один за другим самоубийства или умирать со всей семьей в более чем странных обстоятельствах. Те, кто выбрал жизнь, были удалены из системы. Очень мощное заявление, не так ли!

На второй день появляется Лянкэ и говорит, что против него предпринимаются грязные нападки с целью воспрепятствовать ему стать президентом Республики Молдова. Тот, кто видел или слышал заявления Гофмана, понимает, что Лянкэ говорит, по крайней мере,  глупости. Конечно же, речь ни о каких нападках не идет.

Заявление было сделано для коррумпированных журналистов, которые должны его прокомментировать и раздуть. В обширном и фантасмагорическом гофмановском описании Лянкэ упоминается дважды: один раз в связи с секретной комиссией, и второй раз, когда бывший руководитель НЦБК говорит, что следующим в скандале украденного миллиарда будет арестован Лянкэ.

Что касается ареста простого премьер-министра, то я не вправе как-либо высказываться, но вот что касается таинственной секретной комиссии, то я имею что сказать. Лянкэ заявлял, что не давал никаких распоряжений о создании секретной комиссии. Из этого следует, что один из двух врет. Допустим, врет Гофман, и такой комиссии не существовало. Но он что, не подумал, что Лянкэ его обвинит во лжи? Нет же, подумал. Это просто предвидеть. Тогда зачем врать, и особенно, если это легко  доказать? Более того, Гофман описывает в подробностях деятельность комиссии, и, не называя имен, рисует портреты тех, кто раскрыл финансовую инженерию. В этом случае он тоже все придумал?

Так все-таки, существовала или не существовала эта комиссия? На прямой вопрос, НЦБК не подтвердил, но и не опроверг информацию. Как вам это нравится? Говорю вам: они нами играют как кошка с мышкой. Не верьте ничему из того, что вам говорят или показывают. В особенности, не верьте открыто коррумпированным журналистам.

Что касается Гофмана, то на самом деле меня терзают некоторые сомнения. Во-первых, не он тот человек, который будет нам читать лекции о борьбе с коррупцией. Честные журналисты много писали о сомнительном бизнесе данного персонажа. Во-вторых, не думаю, что совпадением является тот факт, что Гофман появился в день, когда был провозглашен приговор Филату. Я не верю в совпадения. Почему он до сих пор молчал? Боялся? А сейчас, после разоблачений, больше не боится?

Повторяю: я не знаю, что замышляется, но никому не верю. Еще больше усложнилась ситуация после того, как на второй день на Facebook появляется Серджиу Сагайдак - бывший служащий Banca Socială, ответственный за предупреждение отмывания денег - который расписывает всего на пол-листа весь механизм, через который Шор затеял кражу миллиарда. Тот же вопрос: почему эти разоблачения появляются лишь сейчас, когда Шор арестован, а не в период, когда проходил процесс над Филатом? Мы попытались связаться  с Сагайдаком, чтобы узнать подробности, в том числе по телефону, но получили категорический отказ. Причину легко угадать: страх. Но после разоблачений в социальных сетях, он что, не боится?  - вот мой вопрос.

Возможно, я где-то ошибаюсь в своих рассуждениях. Но пока существуют вопросы, я не могу их игнорировать. Ничего из того, что кажется.

Вал Бутнару