Суббота, 29 февраля 2020 г.
  • EUR: 19.45
  • USD: 17.77
  • RUB: 0.27
  • UAH: 0.72
Кишинев: 3/1 ° Завтра: 5/3 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Референдум об объединении с Румынией как проверка на вшивость

17:22 2016-03-25

Класс!



Так случилось, что идея проведения референдума об объединении Молдовы с Румынией возникла в нашем обществе практически одновременно с провозглашением независимости молдавского государства. Возникла она в лагере противников объединения как реакция на поведение сторонников кишинёвской румыно-унионистской «партиды» и её бухарестских покровителей. Под «партидой» в данном случае имеются в виду как откровенно прорумынские политические партии, так и, шире, представители молдавской элитки (называть ЭТО элитой язык не поворачивается), которые еще в начале 1990-х годов выдвинули лозунг «Унире!». 

Те, кто выступал с инициативой такого референдума, а за прошедшие четверть века она озвучивалась неоднократно, заведомо предполагали, что большинство народа ответит на вопрос о желании объединиться с Румынией отрицательно. Что, в свою очередь, позволит хотя бы на время заткнуть унионистам рот. Ну и, кроме того, отрицательный ответ нёс бы в себе положительный политический эффект, ибо способствовал бы консолидации независимости Республики Молдова.

Ответная реакция со стороны элитки на озвучку идеи референдума всегда была негативной. И другой быть не могла, поскольку в большинстве своём национальная элитка занимает по отношению к молдавскому народу позицию предателя. «Такой плебисцит нельзя проводить ни в коем случае…», «в условиях кризиса идентичности он еще сильней расколет общество…» – эти и подобные им реплики звучали из стана унионистов всякий раз, когда заходила речь о референдуме.

И хотя никакого кризиса идентичности в самом народе как не было, так и нет (кризис сей существует исключительно в головах элитки, это её проблема, широкие слои молдавского социума живут совсем другими проблемами), идея референдума об объединении с Румынией яростно отвергалась. А причина в одном: боится открытой демонстрации воли народа Республики Молдова его элитка, всем свои продажным нутром чуя, что большинство этого народа очень сильно не желает оказаться населением соседней Румынии. 

Сегодня унионистскую истерию вынесло на новый уровень. Уже в Кишинёве вовсю обсуждается наличие некоего плана «Униря-2018», на который якобы есть даже добро Вашингтонского обкома. Уже в румынской прессе публикуются «дорожные карты» присоединения Молдовы к Румынии. Уже экс-президент Траян Бэсеску, рейтинг доверия к которому за Прутом упал ниже плинтуса, запросил молдавское гражданство. Как же, надо усилить позицию «партиды», пошатнувшуюся после того, как колоницкие дядя с племянником, когда-то возившие ему в Бухарест горшочки с «румынской бессарабской землицей», окончательно скомпрометировали себя сотрудничеством с олигархическим режимом Плахотнюка.

И хотелось бы, как ранее, считать всю эту возню очередным весенним обострением, которое традиционно наступает ближе к 27 марта, к очередной годовщине присоединения Бессарабии к Румынии, – и уже не получается. Ибо наглость, с которой ведут себя унионисты, зашкаливает, вынуждая отнестись к происходящему всерьёз.

Как представляется, первым серьёзным шагом по противодействию всему этому антимолдавскому шабашу должно стать проведение того самого референдума, которому столь отчаянно сопротивляется элитка. Тянуть с ним смысла нет, всё зашло слишком далеко. Остро ощущается потребность в законодательной инициативе – в появлении проекта постановления парламента о назначении не позднее июня 2016 года республиканского референдума, на который вынести следующий вопрос: 

«Считаете ли вы, что Республика Молдова должна объединиться с Румынией в составе единого государства?». 

Чтобы каждый из нас, граждан пока еще существующего молдавского государства, выбрал один из двух вариантов ответа: «да» либо «нет».

Зачем нужен такой шаг? Да хотя бы затем, во-первых, что, если план «Униря» действительно существует, нельзя допустить, чтобы его исполнители протащили эту самую унирю, что называется, тихой сапой, в обход мнения населения территории, которую они собираются присоединить к другому государству. Зная гнилость кишинёвской элитки, её презрительное отношение к народу, который она считает быдлом, надо вскрыть весь этот лицемерный гнойник, более четверти века маскирующийся за демагогической фразеологией о «демократии», «европейских ценностях», «правах человека», «европейской интеграции» и пр. 

Вы называете себя европейцами? Прекрасно, поддержите проведение референдума – самой-наисамой европейской демократической процедуры! 

И, во-вторых, провести референдум надобно потому, что в нашей с вами истории – истории граждан независимой Молдовы – наступил момент истины. А это означает, что пришло время тотальной проверки на вшивость. Проверки всех – кроме, разве что, той части национальной элитки, о которой говорилось выше и которую проверять незачем. С ней и так всё ясно. 

Инициативой проведения референдума об объединении с Румынией необходимо проверить на вшивость часть оппозиции, в первую очередь парламентской. Потому что, если к социалистам Игоря Додона в этом плане вопросов нет, ПСРМ однозначно выступает за сохранение и укрепление молдавского государства, то с остатками фракции ПКРМ, возглавляемыми Владимиром Ворониным, не всё в этом плане столь же однозначно. Вот и хочется поглядеть, как поведёт себя третий экс-президент? Поддержит инициативу – значит, он всё еще государственник, всё еще за независимую Республику Молдова. А если начнёт Владимир Николаевич вилять да мычать – мы-де, которые коммунистами называемся, за Молдову и против румын, но… вместе с тем… мы еще подумаем… – значит, завшивели остатки, пора их дустом посыпать. 

А уж про так называемых (так они себя называют) социал-демократов из «группы Решетникова» и говорить нечего – вот кому непременно надо пройти эту своеобразную санитарно-гигиеническую проверку. 

Еще это станет проверкой на вшивость правящей ДПМ и её босса Владимира Плахотнюка. Потому что, если депутаты от ДПМ проведение такого референдума не поддержат, – значит, разговоры о том, что румыны спелись с Плахотнюком, которому, учитывая его способность ломать людей и выворачивать наизнанку законы, отвели роль генерального директора проекта «Униря» – значит, всё это не пустая болтовня, а самая что ни на есть правда.

А еще инициатива с референдумом станет проверкой на вшивость наших старших американских партнёров (не захотели старшего брата – получили старшего партнёра; теперь многие локти кусают – с братом-то оно как-то поуверенней жилось). Которые, старшие партнёры, нынче ведь и в Румынии заправляют, так что без их согласия ни о каких планах «Униря» речь идти не может. 

Вот выскажется посол Джеймс Петтит в поддержку проведения референдума об объединении Республики Молдова с Румынией – значит, нет такого плана. А начнёт вилять, дипломатично уходить от ответа – придётся поделиться дустом и с персоналом миссии, что на улице Матеевича. 

Но, самое главное, этот референдум станет проверкой на вшивость нас самих. Потому что мне, например, его предполагаемый результат уже не кажется, как еще каких-то лет десять назад, гарантированным – что он окажется в пользу сторонников независимости. Унионисты начнут обещать (уже обещают) «европейские» пенсии и зарплаты бюджетникам. Которые, пенсии и зарплаты, конечно же, будут румынскими, а не европейскими, в странах Западной Европы они на порядок выше, но, всё равно – румынские-то больше молдавских! И такие и подобные им обещания денег, денег, денег будут звучать днём и ночью, по всем телеканалам, во всю мощь антимолдавской пропагандистской машины. Вот и чудненько. Проверим самих себя, народ, – готовы ли мы продать свою страну?!

Ну а если, может спросить какой-нибудь скептик, такой референдум всё-таки состоится и если большинство его участников выскажется против объединения с Румынией – тогда что? Реально что изменится?

Ведь никуда не денутся ни унионистская элитка, ни Румыния от нас не сдвинется ни на миллиметр, ни мы от неё. Бухарест по-прежнему будет подпитывать унионистские настроения в Республике Молдова и поддерживать внутренних врагов молдавского государства – просто потому, что уже самим фактом своего существования последнее является вызовом государству румынскому. И не простым вызовом, а, как сказали бы философы, вызовом экзистенциального свойства. Со всем этим ведь придётся жить и дальше, и после референдума.

Да и судьбы референдумов на постсоветском пространстве незавидны. Они хороши там, где есть демократия, в Швейцарии какой-нибудь, потому что там элиты обладают такой политической культурой, которая не позволяет им поступать вопреки воли граждан. А нашей элитке – некультурной, жадной и лживой – ей никакой референдум не указ. 

Тогда зачем его проводить, вновь спросит скептик, только для того, чтобы утереть нос унионистам? 

Что ж, это тоже будет считаться хорошим результатом, уж слишком они распоясались, ведут себя вконец вызывающе. 

Но, думается, главный положительный итог референдума, на котором большинство народа Республики Молдова скажет «нет» объединению с Румынией, будет заключаться в другом. Какая бы затем ни складывалась вокруг нас геополитическая конъюнктура, какие бы тучи над нами ни сгущались, исказить волю молдавского народа, выдать чёрное за белое уже не удастся никому. Не получится представить дело так, что вся эта мышиная возня с «унирей» делается якобы в интересах то ли трёх, то ли четырёх миллионов «румын, проживающих к востоку от Прута». 

А, значит, появится шанс. Шанс на то, что не повторятся ни история 1860-х годов, когда запрутских молдаван, не спрашивая их согласия, фактически насильно затащили в созданное тогда государство Румыния, ни март 1918 года, когда в оккупированной румынскими войсками Бессарабии был разыгран фарс с голосованием в Сфатул Цэрий за объединение с «Родиной-мамой». 

В тех давних историях решающее слово было за молдавской элиткой – и оба раза она откровенно предала свой народ. Нельзя дать ей возможность сделать это в третий раз.

Виктор Жосу