Вторник, 25 февраля 2020 г.
  • EUR: 19.32
  • USD: 17.85
  • RUB: 0.27
  • UAH: 0.73
Кишинев: 11/9 ° Завтра: 6/4 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Плахотнюк должен покинуть Молдову. Либо её должны покинуть протестующие

11:39 2016-02-09

Класс!



Motto:

Между тем, поднявшись на дворцовые ворота, армаш стал махать рукою и кричать: «Добрые люди! Его величество господарь спрашивает, чего вы хотите, чего требуете? И зачем пришли сюда бунтовать?»

Люди разинули рты. Они не ожидали такого вопроса. Пришли, сами не ведая, чего хотят. Стали собираться кучками, совещаться друг с другом, чего бы попросить. Наконец, послышались возгласы:

- Пусть перестанут обирать нас!

- Пусть облегчат налоги! Пусть не грабят!

- Обнищали мы! Нет у нас денег! Все забрал Моцок! Моцок! Это он обирает, грабит нас! Он государев советник! Смерть ему!

- Смерть Моцоку! Голову Моцока хотим!

Эти слова, найдя отклик во всех сердцах, уподобились электрической искре. Все голоса слились в единый голос, и голос этот кричал: «Голову Моцока хотим!»

Константин Негруци. «Александру Лэпушняну»

Молдавский протест вступил в критическую фазу. Не с точки зрения своего накала – степень накала протеста трудно поддаётся анализу, а значит, и трудно прогнозируется. Может, людям надоест протестовать и ситуация стабилизируется, а может, в какой-то момент «ярость всенародная» вскипит новой волной и атмосфера в обществе вновь напряжётся. Всё это из области загадок.

Критической нынешняя фаза является с точки зрения смысла протеста. А смысл любого протеста определяют его требования. Их-то и нужно анализировать, если рассматривать протест не просто, как вспышку накопившегося в людях раздражения, не только, как проявление массовых эмоций, а всё-таки, как разновидность политической деятельности. 

Что это именно политика, видно хотя бы из того, что все без исключения СМИ пишут о протестах не в разделе «Самое популярное в Интернете» (впрочем, если судить по частоте появления в соцсетях селфи-роликов отдельных лидеров протеста, это бы не удивило), и даже не там, где про криминал (как бы этого ни хотелось властям), а всё-таки в разделе «Политика». 

А коль скоро это политика, у неё должен быть смысл. Во всяком случае, нам хочется так думать. Причём хочется думать, что этот смысл должен быть социально значимым, а не просто индивидуальным смыслом для какого-нибудь отдельно взятого политика – лишний раз пропиариться, приподнять себе на пару пунктов рейтинг. Вот в ракурсе социально значимых смыслов мы и поговорим о требованиях молдавского протеста.

* * *

На протяжении почти полугода, с того момента, когда в центре Кишинёва возникли палаточные городки, требования носили справедливый характер, были социально оправданы и понятны. И требование вернуть украденный миллиард, и то, что воры должны сидеть в тюрьме, и требование отставки высокопоставленных чиновников, запятнавших себя службой олигархическому режиму. И требование досрочных выборов было более, чем оправданно – ведь выборы 30 ноября 2014 года были откровенно сфальсифицированы, даже есть признание в этом одного из членов ЦИК, а значит, нынешний парламент нелегитимен, его следует распустить. Всё это оправдано и понятно.

К сказанному добавим, что недовольство участвующих в протесте граждан сфокусировалось на фигуре молдавского олигарха Владимира Плахотнюка, получившего прозвище Кукловод. Люди убеждены, что он держит под своим контролем суды, включая Конституционный, а еще прокуратуру, полицию и спецслужбы. А еще на последнем этапе путём шантажа и подкупа сколотил парламентское большинство из 57 депутатов, которое и утвердило в спешке, без обсуждения (т.е. нарушив конституционную норму) правительство Павла Филипа. Поэтому протест приобрёл персонифицированный характер, став протестом «против Плахотнюка». А к прежним требованиям добавилось еще одно – отставка правительства «марионеток Кукловода».

До сих пор, повторимся, всё было понятно, у протеста был смысл. Это не означает, что протестующие всегда и всё делали правильно и, главное, вовремя. Можно было бы привести ряд примеров, когда они, что называется, упускали шанс взять ситуацию под свой контроль (чего стоит один их выход из здания парламента 20 января, ничем не обусловленный, – и зачем, спрашивается, надо было входить, прорывать полицейское оцепление?!), но сейчас это уже не важно. Потому что возникла новая ситуация. 

Уже минувшей осенью стало ясно, что требование досрочных выборов противоречит интересам США в Республике Молдова. Интересам того самого пресловутого Вашингтонского обкома, который сегодня реально рулит в нашей (и в нашей!) маленькой стране. Можно бесконечно долго говорить о двойных стандартах американцев, о том, что своими действиями они душат молодую молдавскую демократию, и почему они себя так некрасиво и неправильно ведут, но сейчас это уже не актуально. Боле того, с точки зрения перспективы протеста говорить об этом контрпродуктивно. 

Имеется факт, который заключается в том, что в точке недопущения роспуска парламента и проведения досрочных выборов интересы США совпали с интересами Плахотнюка. Благодаря этому совпадению Плахотнюк одержал ситуативную победу в противостоянии с протестующими. Эта победа не является полной (напомним, что ему не удалось продвинуть собственную кандидатуру на должность премьера), более того, её пока нельзя считать окончательной. Но сегодня счёт в пользу Плахотнюка.

Шанс переломить ситуацию в свою пользу появится у протестующих в тот момент, когда и если им удастся «перевести стрелки». Речь идет о том, чтобы сфокусировать энергию протеста на таких требованиях, которые хотя бы отчасти совпали бы с интересами Вашингтонского обкома. 

Если с такой точки зрения проанализировать, например, резолюцию Гражданского форума от 4 февраля (трудно судить, в какой мере такое политически желеобразное явление, как «форум», способно канализировать требования протеста, тем более объединенного право-левого, но, как говорится, имеем то, что имеем), то следует признать очевидное. Кроме общих фраз о необходимости «консолидироваться и протестовать массово, совместно и согласованно против преступной диктатуры Владимира Плахотнюка» ничего, что позволяет осуществить желаемый перевод стрелок, там нет. 

Относительно девяти пунктов данного документа, в которых содержатся конкретные требования к властям, напрашиваются два вывода. Первый: они очень правильные и политически корректные, если рассматривать ситуацию в Молдове через призму какого-нибудь учебника по демократии. И второй вывод: все эти требования и Плахотнюку, и его марионеткам – как мёртвому припарки. 

Потому что для нынешней реальной ситуации все они – пустой звук. По своей бессмысленности требования к 57 плахотнюковским депутатам (а сейчас, напомним, парламентское большинство как раз эти 57, другого большинства нет) «изменить законодательство», «принять законы по реформе», «пересмотреть законодательство» и т.п. можно приравнять разве что к ожиданиям МВФ и прочих западных доноров того, что правительство Филипа будет проводить реформы. И тут, и там – сплошной там-там.

Ни того, ни другого не произойдёт, потому что произойти не может. Это хорошо понимают американцы, но для них реформы в какой-то Республике Молдова вообще не цель. Для них геополитические приоритеты выстроены по совсем другой шкале. Хорошо, если где-то удаётся установить порядок, который им подконтролен. Если такой порядок установить не удаётся, тогда пусть будет хаос, главное не терять контроля – хаос, конечно, не так хорош, как порядок, но ключевое слово здесь «контроль». Плохо для них начинается тогда, когда ситуация выходит из-под контроля Вашингтонского обкома. 

Полагаем, что и лидеры объединенного право-левого протеста тоже отдают себе отчёт в том, что плахотнюковская власть ничего из их требований не выполнит. Тогда зачем их выдвигать? Для чего нужно тянуть волынку, в чём смысл всей этой «игры в протест»? Тем более после того, как показали силу – продемонстрировали способность вывести на улицу несколько десятков тысяч людей. Сила у протестующих – а счёт в пользу Плахотнюка. Такой парадокс не наводит ни на какие мысли?

Может, стоит взглянуть на ситуацию немного с другой стороны? Выстроить иную логическую цепь, чем прежняя, и тоже по пунктам. Их всего пять: 

1. Для начала сказать самим себе, что выборы вообще не цель, а в лучшем случае средство – средство изменить ситуацию к лучшему. Политической целью является деолигархизация Молдовы, демонтаж сложившейся олигархической системы.

2. Правильный путь демонтажа этой системы – такой, которому учат в учебниках, – лежит через парламентские выборы. Но выборы невозможны, пока их проведению сопротивляются и Плахотнюк, и американцы (в шкале последних это подконтрольный порядок). 

3. Это означает, что надо добиваться политической цели – демонтажа олигархической системы – «неправильным» путём, каковым в нашем случае является протестное движение (исключительно мирное, абсолютно бескровное и т.д. – на всякий случай повторим все эти банальности). 

4. Нуждается в пересмотре тактика протеста (это очевидно, если счёт пока в пользу Плахотнюка). Следует отказаться от «правильных» требований и перейти к «неправильным» и «политически некорректным». И главное из этих требований должно свестись к тому, что Плахотнюку не место в Молдове (лозунги могут варьироваться, это как раз сфера живого творчества масс). 

Пусть Кукловод убирается в Румынию, которая поддержала правительство его марионеток, и живет себе там под фамилией Улинич. Пусть живёт, где хочет – хоть в Швейцарии, хотя на каких-нибудь тропических островах. Только не в Молдове. 

Плахотнюк должен покинуть Молдову – это должно стать главным требованием молдавского протеста сегодня.

5. Сопутствующим главному требованию по деолигархизации должно стать требование люстрации. Но «правильную» люстрацию, которая носила бы правовой характер, сегодня провести невозможно, в стране разрушено юридическое поле. А такую люстрацию, как на соседней Украине – через мусорные баки, – не хотелось бы. А вот требование осуществления некоей морально-политической люстрации было бы вполне уместным.

Например, протестующими был бы составлен и опубликован список лиц, которые в минувший период принимали решения (голосовали, действовали, писали, говорили) в интересах Плахотнюка. В него вошли бы и 57 депутатов, и члены правительства Филипа, и некоторые прокуроры с судьями, и отдельные полицейские чины, и члены ЦИК. И, кстати, некоторые так называемые эксперты, журналисты и прочие блоггеры, которые ведь тоже потворствовали олигархическому режиму. И выдвинуто абсолютно гуманное требование, чтобы каждое из этих лиц подписало текст специальной декларации, в которой сказано, что оно, лицо, (а) раскаивается в том, что своими действиями вольно или невольно подрывало демократию и способствовало укреплению олигархии и (б) берёт на себя обязательство впредь ничего подобного не делать. И назначить лицам срок, скажем, в 30 дней.

Смешное требование и совсем неправильное. Но можно не сомневаться, что хотя бы часть из тех, кто окажется в таком списке, почувствует себя весьма неуютно. И неважно, подпишет лицо такую «декларацию о люстрации» или нет. Подписать подобное – это ведь равносильно восстанию рабов (олигархическая зависимость в основе своей рабская), и не факт, совсем не факт, что кто-либо из рабов Плахотнюка сегодня готов восстать. Важно создать инструмент психологического давления на режим, чтобы начать его расшатывать.

А теперь о серьёзном – о переводе стрелок. Если протест удастся переориентировать в «неправильное» русло, может возникнуть совпадение интересов протестующих с интересами Вашингтонского обкома (подконтрольный хаос). Мы исходим из того, что американцы ведь заинтересованы, чтобы правительство Филипа работало на них, а не на Плахотнюка. А пока последний находится в Молдове, это невозможно, и они это, кстати, понимают. У них хоть и другая шкала «ценностей» (они их так называют), но они точно не глупее нас с вами.

Как понимают американцы с европейцами и то, что, окажись Плахотнюк за границей, западникам будет проще работать с тем же правительством Филипа. Из-за границы много не наруководишь. Закон политэкономии: во все века рабы без постоянного присутствия надсмотрщика работали плохо, неэффективно. 

Но главное, чтобы протестующие поняли невозможность дальнейшего нахождения в одной лодке с Плахотнюком. Если они полагают, что таким макаром доплывут до выборов очередного президента (а Плахотнюк опять захочет, а мы его снова не пустим, выведем на улицы народ…) или до какой-то там осени, чтобы провести одновременно парламентские выборы с президентскими, то это иллюзия. Либо они продолжают раскачивать лодку, чтобы он из неё выпал, либо он их поочередно из этой лодки повыбрасывает за борт. 

Таким образом, целью протеста в ближайшее время должно стать доказательство простого и, если угодно, тупого тезиса: пока Плахотнюк остаётся в Молдове, стабильности не будет. Если объединённая оппозиция этого добьётся, она, в конечном счёте, одержит победу. И даже выборы сможет провести – но в Молдове без Плахотнюка. А там, глядишь, на смену подконтрольному хаосу придёт, наконец, порядок. Суверенный такой молдавский порядок, никому извне не подконтрольный. 

Если не добьется – победный счёт окончательно закрепится за Плахотнюком. И зачем в такой Молдове выборы проводить? Всё равно результат будет тот же, что и 30 ноября 2014 года.

* * *

Закончить разговор о молдавском протесте хочется известным литературным примером. Вспомнился хрестоматийный обмен репликами из исторической новеллы Константина Негруци «Александру Лэпушняну»:

- Eu sînt boier mare; ei sint niste proști!

- Prosti, dar multi. 

В адаптированном к сегодняшним реалиям переводе на русский это могло бы прозвучать примерно так:

- Я влиятельный, успешный и убедительный, вы же сами меня так назвали, господин посол. А это какие-то дебилы.

- Дебилы, но много их. Поэтому для вас персонально лучше будет, как это выражается ваш мистер Воронин: нахренспляжа!

Сумеют протестующие переориентировать протест в нужное русло – подобный обмен репликами весьма вероятен. Не сумеют – что ж, тогда на хрен с пляжа придётся убраться им.

Виктор Жосу