Среда, 24 апреля 2019 г.
  • EUR: 20.13
  • USD: 17.89
  • RUB: 0.28
  • UAH: 0.67
Кишинев: 19/17 ° Завтра: 13/11 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Григорчук: Свое завещание Филат написал после всего пяти дней отсидки в камере, где меня держали месяц

10:36 2015-12-14

Класс!



Политзаключенный Павел Григорчук передал письмо из СИЗО, в котором описал некоторые детали условий содержания в пенитенциаре, а также призвал общество не сдаваться в борьбе за Молдову без олигархов.

Ниже приводится полный текст письма, опубликованного изданием «Панорама»:

Уже четвертый месяц в кишиневской тюрьме по прихоти олигарха Плахотнюка томятся политические заключенные из «группы Петренко». Возможно, это звучит нескромно с моей стороны, но лично для меня, несмотря на все трудности тюремной жизни, большая честь и гордость быть среди безвинно арестованных молодых патриотов, чьим «преступлением» (по мнению плахотнюковских прокуроров) было стремление изменить ситуацию в стране к лучшему.

Наверное, только в Молдове возможна ситуация, когда преступники, наносящие ущерб стране на суммы в десятизначные числа, заключают в тюрьму тех, кто искренне любит свою Родину, кто, в отличие от преступников во власти, видит будущее своих детей в Молдове и кто считает, несправедливым обогащение единиц за счет обнищания всего остального народа.

То, что арест Григория Петренко и его соратников произошел по желанию олигарха Плахотнюка, уже не скрывают даже те, кто обслуживает интересы Кукловода в суде, в прокуратуре или в пропагандистских СМИ, которые уже официально принадлежат Плахотнюку. Впрочем, для последнего незаконное заключение протестующих у Генпрокуратуры было и сведением личных счетов с Григорием Петренко и одновременно запугиванием общества и предостережением от участия в каких-либо акциях протеста против захвата государства олигархами и против новых тарифов.

Заказной характер нашего дела настолько очевиден, что те европейские политики, которые требуют нашего скорейшего освобождения, уже не скрывая своего отвращения к Кукловоду, с издевкой задают вопрос представителю молдавского парламента Андриану Канду: “Как вы будете бороться с Плахотнюком?”. Все настолько очевидно, что без всякой дипломатической этики называется своими именами теми, кто был избран в Европейский парламент налогоплательщиками, чьи средства пошли на так называемую реформу юстиции, обернувшуюся превращением молдавской Фемиды в распутную девку олигархов вроде тех, что обитают в ночном клубе “Драйв”.

Впрочем, для самого Плахотнюка критика европейских политиков в его адрес не имеет никакого значения. Каждый раз, как только Молдова оказывается в центре скандала из-за очередной мошеннической схемы и кражи или другой несправедливости, чинимой Плахотнюком, последний вновь запускает всю свою пропагандистскую машину и правоохранительные органы, фабрикуя очередную страшилку про ужасный приход в Молдову Путина в случае, если его, Плахотнюка, все-таки “уйдут”. Кукловод настолько неоригинален, что и в случае нашего уголовного дела в разгар критики евродепутатов и требований нашего немедленного освобождения прокурор Рышкановки Игорь Попа вдруг обнаружил “донбасский след” в нашем деле.

Впрочем, прокурор Попа в очередной раз выставил “липу” от своего имени, так как ни европейских правозащитников, ни, что самое главное, молдавских патриотов эта дезинформация не остановила в требовании освобождения политзаключенных. Но мне все же интересно, сколько еще политзаключенных будет арестовано, сколько партий запрещено, сколько выборов сфальсифицировано и еще украдено миллиардов, пока страшилка прихода Путина в Молдову будет противопоставляться уходу Плахотнюка? С удовольствием бы задал этот вопрос послам США и ЕС в Молдове, но пока вынужден томиться в тюрьме, в которой «европейской» можно назвать лишь стенгазету Europa la noi acasă, которая висит в коридоре СИЗО.

Если открытый туалет в углу камеры и прогулки в боксах с больными туберкулезом это и есть европейские условия и пресловутая “реформа юстиции”, на которую потратили не один миллион евро, взятый у европейских налогоплательщиков, то я заберу свои слова обратно.

Хотя одна тюремная камера все-таки соответствует европейским нормам, причем сделано это было человеком, который не один год влиял в нашей стране на систему юстиции. Это камера Владимира Филата.

Пользуясь случаем и предвкушая интерес читателей к тому, в каких условиях сидит заключенный Филат, я напишу несколько строк и об этом. Волей случая я стал свидетелем нахождения лидера ЛДПМ в СИЗО. Дело в том, что он заключен в камеру в том же корпусе, и, выходя на прогулку или еженедельный звонок с таксофона, я наблюдаю за бойцами спецподразделения “Пантера”, которые круглосуточно дежурят у его камеры.

Раньше каждое утро я видел, как обросший и небритый экс-премьер шел по коридору на теннис, эксклюзивное право на игру в который было только у него и его соперника. В первые дни его перевода в камеру (до этого он неделю жил в просторном помещении, предназначенном для свиданий заключенных с родственниками) в нашем тюремном корпусе раздавался звук строительных инструментов. В тюрьме появилась камера с евроремонтом, туалет отделили от камеры. Во всех остальных камерах сортир отделен небольшой перегородкой, от чего лично у меня уже четвертый месяц не пропадает ощущение ,что я живу в туалете. А в камере Филата установили бойлер для нагрева воды, новое металлопластиковое окно, вытяжку и другие прибамбасы, в которых другим заключенным даже при наличии средств отказано.

Четыре года Филат руководил правительством, в котором Министерство юстиции и Департамент пенитенциарных учреждений подчинялись непосредственно ему. Под партийным контролем либерал-демократов Минюст и ДПУ находились вплоть до правления Стрельца, который, впрочем, несмотря на переход этих ведомств под контроль Демпартии, был формальным руководителем и этих институтов. Все это время власти заявляли о так называемой реформе юстиции, на которую ушли десятки миллионов средств в валюте, но итогом всей этой трескотни про подведение норм молдавских пенитенциарных учреждений к европейским стандартам стало появление элитной камеры для Филата.

Отмечу, что политзаключенные “группы Петренко” помещены в гораздо худшие условия. Некоторым моим соратникам

“повезло” попасть в камеру, где на 15 м² находятся 20 человек, кому-то досталась камера в полуподвале, а сам Григорий Петренко еще до недавнего времени выходил на ежедневную часовую прогулку во дворик, куда выходят заключенные, больные туберкулезом, и засыпал с пластиковыми бутылками, наполненными горячей водой, так как центральное отопление не спасает, а обогреватели ему не разрешали передавать. Скорее всего, это продолжалось бы и до сих пор, если бы к Григорию не приходили депутаты парламента и Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Впрочем, недолго Филату пришлось сидеть в пятизвездочной камере. После того как ЛДПМ выдвинула условие отставки Канду с поста спикера, под предлогом неисправности электропроводки в камере Филата его перевели в другое помещение, где с проводкой проблем не было, зато было сыро и уйма тараканов. Филата перевели в подвальную камеру. Мне хорошо известно об убогих условиях этой камеры, так как по делу «Антифа» мне довелось провести в ней почти пять месяцев. Ирония судьбы заключается в том, что тогда Минюст и пенитенциарные учреждения подчинялись ЛДПМ, а мои адвокаты заявляли о непригодных условиях камеры, в которой я находился почти весь срок своего заключения. 

Филат решил написать завещание после пяти дней отсидки в камере, где меня держали месяц. Ему хватило пяти дней!

Впрочем, после этого либерал-демократы отказались от своего условия об отставке спикера Канду и даже пошли на участие в переговорах с теми, кого еще недавно называли “бандитами”. После этого Филата вернули в его тюремные “палаты”. Совпадение?

Возвращаясь к нашему уголовному делу “группы Петренко”, я прежде всего хочу поблагодарить тех, кто все эти месяцы выражает политическим заключенным поддержку. Я искренне надеюсь, что уже в скором времени мы добьемся победы, а все это время, что мы провели в заключении, а наши сторонники — в палатках на протесте, не пропадут зря. Я уверен, что мы должны продолжать бороться за Молдову без олигархов, мы не должны сдаваться. Сегодня идея борьбы против Плахотнюка объединяет и левых и правых. Потому что, разделяя разные убеждения и говоря на разных языках, мы хотим одного – честных выборов, подлинной свободы и власти для народа, а не для олигархов. В эти дни, накануне нового, 2016 года, мы должны объединиться, где бы мы ни находились – в тюрьме или на уличном протесте, чтобы уже в новом году у нас была новая власть, а олигархи почивали на нарах. Я верю, что вместе мы победим, потому что единый народ непобедим.

Павел Григорчук, политзаключенный

07.12.2015