Среда, 24 апреля 2019 г.
  • EUR: 20.13
  • USD: 17.89
  • RUB: 0.28
  • UAH: 0.67
Кишинев: 19/17 ° Завтра: 13/11 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Чубашенко: Плахотнюк будет сражаться за карманное правительство, а если не получится, пойдет на досрочные выборы

17:05 2015-11-26

Класс!



Прошел месяц после отставки правительства Валериу Стрельца, а парламентские фракции ни на йоту не приблизились к утверждению нового кабинета министров. В запасе у них еще два месяца. Конституционный суд назвал «судный день», до которого должно быть проголосовано в парламенте новое правительство — 29 января 2016 года. Если это не будет сделано, парламент должен назначить досрочные выборы.

Происходящее опровергает миф об удивительных аналитических способностях олигарха Влада Плахотнюка, его прозорливости и умении направлять события в нужное русло. Арест Влада Филата и отставка Валериу Стрельца — это результат нервного срыва Плахотнюка. Олигарх просто психанул, когда либерал-демократы потребовали отставки генерального прокурора. Плахотнюк действовал не рационально, а инстинктивно, как самка животного, которая, не думая о последствиях, бросается защищать своих детенышей от угрозы. Никакого плана «Б» у него нет. У него был, есть и будет только один план «А» - его, Плахотнюка, личная власть. 

Как бы ни называлась новая коалиция, если она и будет создана, ее суть должна оставаться прежней — Альянс за Плахотнюка. Стараться ради создания какого-то другого альянса у олигарха нет никакой мотивации. Таскать каштаны из огня для других он не будет. Бросить все, и уехать из Молдовы куда-нибудь на китайско-российскую границу — а к этому его подталкивает Запад, - означает признать крушение той империи, которую он выстроил в Молдове. Его болезненное Эго этого не потерпит. Он будет до конца сражаться за создание карманного правительства, а если не получится, пойдет на досрочные выборы.

Когда Плахотнюк сажал в тюрьму Филата и отправлял в отставку Стрельца, он был уверен, что ему удастся быстро создать АЕИ-4, но уже под полным контролем Демократической партии. Но он не просчитал появления новых «вводных», которые меняют весь расклад сил: крайнее раздражение Запада его действиями, ультиматум Либерально-демократической партии, твердая позиция Партии социалистов. 

Плахотнюк собирался быстро решить легкую арифметическую задачку из подручного депутатского материала, а теперь ломает голову над математической формулой с неизвестными и переменными. В парламенте 24 депутата от ПСРМ, 21 от ПКРМ, 19 от ДПМ, 19 от ЛДПМ, 13 от ЛП, 3 от ЕНП и 2 независимых. Как ни верти этими цифрами, большинство у Плахотнюка пока не складывается. 

Весь месяц ДПМ и ее говорящие головы, Мариан Лупу, Андриан Канду, Дмитрий Дьяков, невнятно булькали, будучи не в состоянии озвучить хоть какое-то членораздельное объяснение своих действий. Позиция ДПМ - «Мы голосовали не против правительства АЕИ, а за отставку Стрельца, потому что он нам не нравится» - с самого начала была нелепой, вероломной и предательской. За месяц демократы не придумали ничего более убедительного. Их последняя находка — будем вести переговоры со всеми подряд, чтобы найти большинство голосов в поддержку технократического правительства — выглядит совсем уж жалкой.

ДПМ заявила, что ей не нравится Стрелец, отправила его в отставку, а после этого все равно домогается переговоров с тем же самым Стрельцом и возглавляемой им ЛДПМ. Либерал-демократы ударили по самому больному месту Плахотнюка. Они сказали, что готовы идти в тюрьму вслед за Филатом, и тем самым выбили из рук олигарха его джокера — страх перед репрессивной машиной. «Давай, запускай свою прокурорско-судебную мясорубку, не боимся мы ее!», - как бы сказали либерал-демократы Плахотнюку, чем ввели его в ступор. 

Заручившись поддержкой Запада и прикрывшись решением Национального совета, ЛДПМ выдвинула Плахотнюку ультиматум из трех пунктов: 12 ключевых государственных учреждений должны быть выведены из-под партийно-олигархического контроля, кандидат в премьеры должен быть не связан ни с какими партиями, фин Плахотнюка Канду должен добровольно подать в отставку с поста председателя парламента. Уже только эти предварительные условия ЛДПМ разрушают всю систему Плахотнюка. Эти требования для него абсолютно неприемлемы. Либерал-демократы ему бы еще, в качестве намека на четвертое условие, подарили пистолет с одним патроном и взведенным курком.

Не менее жестко обошлась с ДПМ и Партия социалистов. Когда Лупу в поисках голосов для «технократического» большинства пришел в офис ПСРМ, ему озвучили принципиальную позицию из четырех пунктов - досрочные выборы парламента, прямые выборы президента, пересмотр направления и методов развития государства, наказание всех виновных в краже миллиарда, - и алгоритм действий из восьми пунктов: совместное голосование за пересмотр Конституции с целью перехода к прямым выборам главы государства, досрочные парламентские выборы через неутверждение правительства, срочное принятие пакета законов по компенсации повышенных тарифов, общенациональный референдум по внешнему вектору страны, осуждение деятельности правительств, отправленных в отставку в 2009-2015 годах, отставка руководства всех госучреждений, виновных в краже миллиарда из банков, и освобождение захваченного государства, осуждение унионизма, укрепление нейтралитета. Опять же, только пистолета с одним патроном не хватает.

После того, как ЛДПМ и ПСРМ объявили Плахотнюку бойкот, его возможности для маневра сильно сузились. В качестве партнеров для полюбовных договоренностей остались либералы, коммунисты, народные европейцы и независимые. Но как впрячь в одну телегу воронинского коня и гимповскую лань? Как перевезти через реку в одной лодке «коммунистическую» капусту, румыно-унионисткую козу и «демократического» волка? Теоретически, такая возможность есть. Для этого Плахотнюк должен выдвинуть самого себя на пост премьер-министра и лично убедить Воронина и Гимпу за него проголосовать. Аргументы могут быть примерно такими: «Владимир Николаевич! Михай Теодорович! ДПМ прекрасно сотрудничала и с ПКРМ, и с ЛП. Если мы делали это по отдельности, давайте один раз сделаем это вместе. Это моя личная к вам просьба. Это голосование не за какой-то вектор, не за какой-то курс, это голосование лично за меня, Плахотнюка Владимира Георгиевича. Давайте попробуем, уверен, у нас получится. Если будет хорошо мне, то будет хорошо и вам. Вместе мы найдем и недостающие голоса для избрания президента. Лучше всего, чтобы кандидатом на этот пост тоже был я». И это может сработать.

Если у ЛДПМ и ПСРМ сильная и твердая позиция, а ДПМ слабо булькает, то ПКРМ, ЛП и ЕНП изображают «плач Ярославны». Дедушка Воронин без конца ноет на тему «левоцентристской коалиции» из ПКРМ, ДПМ и ПСРМ и злится на Игоря Додона за то, что тот «помешался» на досрочных выборах. Гимпу и Лянкэ хнычут из-за того, что либерал-демократы не соглашаются сесть за стол переговоров с демократами. Но часовая бомба досрочных выборов запущена, так что придется утереть слезы, сопли, слюни и остановиться на каком-то варианте конкретных действий.

Плахотнюк приговорен Западом. Это установленный факт. Американцы не слезут с него, пока не увидят, что он или покинул Молдову, или оказался на скамье подсудимых. Судя по тому, что Плахотнюк легализовал свой медиа-бизнес в Кишиневе и отхватил себе гектар с лишним земли на Молдэкспо, уезжать из Молдовы он не намерен. Но и садиться в тюрьму вслед за Филатом он не собирается. 

Времена, когда Запад поддерживал у власти в Кишиневе любых жуликов и воров, лишь бы те называли себя «проевропейскими», заканчиваются. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Единственная надежная гарантия сохранить собственность, свободу и кишиневскую прописку — как можно дольше самому удерживать всю полноту власти. 

«Альянс за Плахотнюка», созданный ДПМ, ПКРМ и ЛП — это один вариант. Другой выход — досрочные выборы. Как показывают опросы общественного мнения, в случае таких выборов ПСРМ и «Наша партия» вместе получат 45-50 мест в парламенте, а возможно, и большинство. ДПМ и ПКРМ (а это на сегодня одно целое, даже если они пойдут на выборы двумя колоннами) могут получить 25-30 мандатов. Правым достанется в новом парламенте не более трети мест, и Запад, при всем желании, просто не сможет и дальше выступать против левоцентристской коалиции. Плахотнюк скажет западникам: «Даже если я и хотел бы объединиться с Гимпу, Лянкэ, платформой DA, ЛДПМ (кто из них пройдет в парламент), то большинства все равно не будет. Так решил избиратель. Это демократия. Вы же не против демократии?».

Досрочные выборы могут избавить Плахотнюка, по крайней мере, на время, от «домогательств» Запада. Олигарх прикроется демократическим волеизъявлением народа, который высказался за левоцентристскую власть. Но и выборы таят в себе угрозу. А вдруг ПСРМ и НП получат большинство, сами сформируют руководящие органы парламента и правительство, а потом уже будут искать, на своих условиях, варианты избрания президента?

Если у Плахотнюка не получится сохранить свою систему без роспуска парламента, на выборах ему нужно будет сильно постараться, чтобы ПСРМ и НП получили как можно меньше голосов, ДПМ — как можно больше, а ПКРМ продолжала оставаться у него в кармане. Но и это не избавит его от давления Запада и протестов улицы. Нелегко ему, как ни крути. Дорого обходятся олигархам нервные срывы.

Дмитрий Чубашенко